Психология Твоего Счастья

Надежда каждого цветка

23 июля 2012

Надежда каждого цветка

опубликовано Mir в Работа над собой |

Оцените материал:
Share

f_Y4qHsAobYОт автора

Спасибо всем тем в этом мире, кто помог мне поверить в бабочек. Это история гусеницы, которой непросто стать тем, кем она на самом деле является.

Как мне, как всем нам.

С любовью, Трина.

1

Однажды крошечная полосатая гусеница вылупилась из личинки, которая так долго служила ей домом.

— Здравствуй, мир! — сказал он (поскольку это был гусеница-мальчик), — Тут, на солнышке, и правда ярко.

«Я голоден», — подумал гусеница и тут же начал обкусывать листик, на котором родился. Потом он съел еще один листик, и еще один, а потом еще один и рос все больше и больше… До тех пор, пока однажды он перестал жевать и подумал: «В жизни должно быть что-то большее, чем просто кушать и увеличиваться в размерах. Это становится однообразным».

И полосатый слез с родимого дерева, которое его укрывало и кормило. Он искал большего. Кругом были всевозможные новые для него штуки. Трава, земля, ямки, крошечные жуки — все его изумляло. Но ничто не приносило удовлетворения. Когда он натыкался на других ползающих, подобных ему самому, он особенно оживлялся. Но они были так заняты поглощением пищи, что у них не было времени даже поговорить — в точности, каким Полосатый был сначала.

«Да они не знают о жизни больше, чем я», — вздыхал он. И вот однажды полосатый увидел, что некоторые ползущие ползут в определенном направлении. Он посмотрел вокруг, чтобы разобраться, какова была их цель, и увидел огромную колонну, поднимающуюся высоко в небо. И когда он присоединился к ползущим, он выяснил, что эта колонна был целым столбом копошащихся, толкающихся гусениц – Столбополз! По-видимому, гусеницы старались добраться до вершины — но вершина совершенно терялась в облаках, и Полосатый не мог даже представить, что же было там, наверху. Он почувствовал новое вдохновение — словно сок, который поднимается вверх по дереву весной.

«Быть может, я найду то, что ищу!»

Полный волнения, Полосатый спросил у ползущего рядом:

— Вы не знаете, что там происходит?

— Я сам только что приполз, — сказал другой, — Ни у кого нет времени объяснить, они все так заняты тем, чтобы добраться ТУДА, наверх.

— Но что же там наверху? – не унимался Полосатый.

— Никто этого не знает, но должно быть что-то ужасно замечательное, раз все туда стремятся. Ну прощайте, у меня нет времени!

И с этими словами он ввинтился в самую гущу.

В голове у Полосатого загорался огонек нового стремления. Он никак не мог собраться с мыслями. Каждую секунду все новые и новые ползущие мелькали мимо и исчезали в Столбоползе.

— Мне остается только одно, — подумал он и сам запрыгнул внутрь.

2

Первые моменты в чреве Столбополза были настоящим потрясением. Полосатого толкали, на него наступали, пинали во всех направлениях. Либо взбираться самому, либо взберутся по тебе. И Полосатый начал подъем. И не стало больше гусениц-попутчиков рядом с Полосатым — все они обернулись преградами и помехами, которых он стал использовать как ступеньки под своими ногами на пути наверх. Такой простой и однозначный подход очень помогал Полосатому, и он чувствовал, что поднимается все выше и выше. Но в некоторые дни ему казалось, что он только ухитряется оставаться на месте. Это особенно чувствовалось, когда тень беспокойства шевелилась внутри.

«Что же там, наверху? — шептал он, — Куда мы карабкаемся? В один особенно выматывающий день Полосатый не мог больше терпеть и прокричал вниз:

— Я ничего не понимаю, и здесь нет времени даже думать!

Маленькая Желтая гусеница, через которую он переползал, выдохнула:

— Что ты сказал?

— Я просто разговаривал сам с собой, — промямлил Полосатый, — Это совершенно не важно — я просто поинтересовался, куда же мы идем?

— Знаешь, — сказала Желтая, я сама раздумываю над тем же, но поскольку нет никакой возможности узнать это, я решила, что это неважно.

Она вспыхнула, услышав, как глупо это звучит — и поспешно добавила:

— Никто, похоже, не беспокоится о том, куда мы все ползем, значит, это должно быть что-то хорошее.

Но с этими словами она опять покраснела:

— Как далеко мы от вершины?

Полосатый ответил мрачно:

— Поскольку мы не в самом низу и не на самом верху, мы, надо полагать, где-то посередине.

— Ну да…, — сказала Желтая, и они опять начали взбираться. Но теперь у Полосатого появилось новое чувство. И чувство это было не хорошее. Он потерял былую непоколебимость. «Как я могу наступать на кого-то, с кем я только что разговаривал?» Полосатый всячески старался избегать Желтую, но однажды она оказалась прямо у него на пути.

— Ну, похоже, или ты, или я, — сказал он и наступил ей прямо на голову. Что-то в том, как Желтая на него посмотрела, заставило его почувствовать себя просто ужасно. Неважно, что же там, наверху — такого оно просто не стоит. Полосатый сполз с головы Желтой и прошептал:

— Прости меня.

Желтая вдруг заплакала:

— Я могла бы вытерпеть эту жизнь, надеясь на что-то, что там, наверху, пока не встретила тебя, говорящего с самим собой. С тех пор не лежало мое сердце больше к этому карабканью, и теперь я не знаю, что делать. Мне не приходило в голову, как ужасно я жила до сих пор, и теперь, когда ты так по-доброму смотришь на меня, я знаю наверняка, что мне не нравится взбираться, и я бы предпочла просто ползать с тобой в траве.

Сердце Полосатого подпрыгнуло. Все вокруг стало совсем другим. И Столбополз уже не имел никакого смысла.

— Я бы тоже хотел…, — прошептал он. Но это означало бросить восхождение — а это очень трудное решение.

— Желтая, дорогая, может быть, мы уже близки к вершине. А что, если мы поможем друг другу и попадем туда быстрее?

— Быть может, — сказала она.

Но они оба знали, что это было совсем не то, чего они хотели больше всего.

— Давай спустимся, — наконец предложила Желтая.

— Давай. И они прекратили восхождение. Они уцепились друг за дружку, тогда как толпы других гусениц ползли по ним на верх. Было почти невозможно дышать, но они были счастливы вместе и свернулись клубочком, чтобы никто не мог наступать им на животы или давить им на глаза. Они ничего не делали довольно долгое время. И вот — внезапно они почувствовали, что по ним больше никто не взбирается. Они расплелись и открыли глаза. Они оказались уже в стороне от Столбополза.

— Ну здравствуй, Полосатый, — сказала Желтая.

— Привет, Желтая, — сказал Полосатый.

И они отползли в свежую зеленую траву, чтобы поесть и отдохнуть. Прежде, чем заснуть, Полосатый обнял Желтую.

— Быть вот так, вместе, это уж точно совсем по-другому, чем быть раздавленным в такой толпе!

— Точно!

Она улыбнулась и закрыла глаза.

3

Итак, Желтая и Полосатый валялись на травке, ели, толстели и любили друг друга. Они были так счастливы больше не воевать со всеми каждую минуту. Какое-то время им было почти как в раю. Но время шло, и даже обниматься становилось скучновато. Они знали каждый волосок на теле друг друга. И Полосатый опять не мог не предаться размышлениям: «Должно быть что-то еще в этой жизни.»

Желтая видела растущее беспокойство Полосатого и старалась осчастливить его как могла:

— Подумай, насколько лучше то, что мы имеем, чем тот ужасный кавардак, из которого мы выбрались, — говорила она.

— Но мы так и не узнали, что же было там, наверху, — отвечал он, — быть может, то, что мы слезли, было ошибкой. Может, теперь, когда мы достаточно отдохнули, мы вдвоем могли бы добраться до вершины.

— Полосатый, дорогой мой, пожалуйста, — просила она, — у нас чудный дом и мы любим друг друга, и этого достаточно. Это гораздо больше того, что имеет любой из этих одиноких Ползущих.

Она была так уверена в своих словах, что Полосатый позволял себя уговорить. Но ненадолго…

Полосатый продолжал ныть по поводу восхождения. Жизнь усложнилась. Столб манил Полосатого. Он частенько подползал, глядел вверх и думал. Но вершина всегда оставалась за облаками. В один из дней Полосатый был потрясен, увидев, как три крупных гусеницы вывалились из Столбополза, упали и разбились. Двое, похоже, были мертвы, а одна все еще шевелилась. Полосатый прошептал:

— Что случилось? Вам помочь?

Он смог раслышать всего пару слов:

— На вершине… Они увидят… и гусеница умерла. Полосатый приполз домой и рассказал все Желтой. Они оба посерьезнели и притихли. Что значили эти слова? Свалились ли те гусеницы с самого верха? В конце концов Полосатый заявил:

— Мне нужно разобраться. Я должен выяснить секрет вершины, — и, уже мягче:

— Ты пойдешь мне помочь?

Желтая боролась с собой. Она любила Полосатого и хотела быть с ним. И она хотела помочь ему добиться своего. Но она все равно не верила, что карабканье наверх стоит того, чем нужно ради него пожертвовать. Она, правда, и сама тоже хотела куда-то «наверх». Ей в жизни тоже чего-то не хватало. И ей тоже пришлось признать, что Столб был, единственным путем туда. Полосатый был так уверен, что Желтая ощутила укол совести за собственное упрямство. Она чувствовала себя особенно глупо, поскольку не могла толком подкрепить свои слова доводами, которые бы разубедили его. Но, тем не менее, даже ожидание и неопределенность были лучше, чем действие, в которое она не верила. Она не в силах была ничего ни объяснить, ни доказать, но даже во имя всей своей любви к Полосатому она не могла идти с ним. Она просто знала, что взбираться — это какой-то неправильный способ попасть Наверх.

— Нет, — произнесла она, и сердце ее в тот миг разрывалось от боли.

И Полосатый покинул ее во имя своего восхождения.

4

85gUGXzZj3M

Желтая была в отчаянии без Полосатого. Она каждый день подползала к столбу, высматривая его, и возвращалась домой уже под вечер, опечаленная, но отчасти успокоенная, поскольку она ни разу не увидела Полосатого. Потому что если бы она его увидела, она бы бросилась за ним, даже зная, что этого делать не надо. Она предпочитала занимать себя чем угодно, лишь бы не просто сидеть в неизвестности.

«Что же я на самом деле хочу?? — вздыхала она, — все меняется каждую минуту… Но я все-таки знаю, что есть Нечто Большее». В конце концов, она замкнулась в себе и ушла от всего, что было ей когда-то знакомо.

Как-то раз какая-то ворсистая серая гусеница, свисавшая с ветки, вызвала ее удивление. Казалось, что ее поймали в какую-то ловушку.

— Похоже, вы попали в беду, — сказала Желтая, — вам помочь?

— Нет, моя дорогая, мне нужно проделать все это, чтобы стать бабочкой.

У нее внутри все подпрыгнуло.

— Бабочка… — что значит это слово?

— Это то, во что ты рождена превратиться. Бабочка летает на прекрасных крыльях, соединяя небеса и землю. Она пьет нектар цветов и переносит семена их любви с одного цветка на другой. Без бабочек мир вскоре обеднел бы цветами.

— Не может быть! — выдохнула Желтая, — как можно поверить в то, что внутри тебя — бабочка, если все, что я вижу — это косматый червяк? Как это — превратиться в бабочку? — спрашивала она задумчиво.

— Ты должна желать летать так сильно, что готова отказаться быть гусеницей.

— Вы имеете в виду — умереть? — спросила Желтая и сразу вспомнила тех трех, которые свалились с неба.

— И да, и нет, — ответил он, — это будет ВЫГЛЯДЕТЬ, как будто ты умерла, а НА САМОМ ДЕЛЕ ты будешь жить. Жизнь изменится, но никто ее не отберет. Не отличается ли это от жизни тех, кто умер, так и не став бабочкой?

— Если я решу стать бабочкой, — проговорила Желтая нерешительно, — что тогда я должна сделать?

— Посмотри на меня. Я делаю кокон. Я знаю, что это выглядит со стороны, как будто я прячусь, убегаю, но кокон — это не укрытие. Это временное пристанище, где и происходят изменения. Это очень серьезный шаг, ведь ты уже никогда не сможешь стать гусеницей и вернуться к гусеничной жизни. Во время самих превращений тебе или любому, кто полюбопытствует, будет казаться, что ничего не происходит. Но на самом деле бабочка уже рождается. Это просто займет некоторое время! И еще кое-что. Как только ты станешь бабочкой, ты сможешь по-настоящему любить — такой любовью, которая рождает новую жизнь. Это лучше чем любые объятия, на которые способны гусеницы.

— Ой, я побежала, отыщу Полосатого, — воскликнула Желтая. Но она знала, что он слишком высоко на Столбоползе, чтобы она могла найти его.

— Не грусти, — сказал ее новый друг, — если ты изменишься, ты сможешь летать и покажешь ему, как прекрасны бабочки. Кто знает, быть может он захочет стать одной из них!

Желтую терзали сомнения: «А что если Полосатый вернется, а меня нет? А что если он не узнает меня в новом виде? А если он решит остаться гусеницей? Как гусеницы мы хоть ЧТО-ТО точно можем делать — мы можем ползать и есть. Мы можем хоть КАК-ТО любить. Как два кокона могут вообще быть вместе? Как это ужасно — взять и навсегда застрять в коконе!» Как могла она рисковать своей единственной жизнью, когда знала, что так маловероятно то, что она могла однажды стать великолепным крылатым созданием? И почему должна была она последовать этой дорогой? Только увидев другую гусеницу, сильно во что-то уверовавшую и замотавшуюся в собственный кокон? Или в силу своей тайной надежды, которая удерживала ее вдали от Столба и ожила вновь, когда Желтая услышала о бабочках?

Мохнатая серая гусеница тем временим продолжала укутываться шелковыми прядями. Уложив последний виток вокруг головы, он сказал:

— ТЫ БУДЕШЬ ПРЕКРАСНОЙ БАБОЧКОЙ. МЫ ЖДЕМ ТЕБЯ!

И Желтая решила рискнуть. Для смелости она повисла рядышком с другим коконом и начала накручивать свой.

«Подумать только, я даже не знала, что могу это делать! Должна была появиться какая-то поддержка, подтверждение, что я на правильном пути. Если во мне нашлось то, что позволяет прясть кокон, то, быть может, бабочка во мне тоже и вправду есть.»

5

Полосатый продвигался на этот раз существенно быстрее. Он стал крупнее и сильнее со времен своей последней попытки. С самого начала он решил, что доберется наверх! Он специально избегал смотреть другим ползущим в глаза. Он уже знал, каким роковым может быть один лишь взгляд. И он старался не думать о Желтой. Он воспитывал себя ничего не чувствовать и не отвлекаться. Полосатый казался другим не только «дисциплинированным» — он был беспощадным. Даже среди восходящих он был особенным. Он не думал, что он действует против кого-то. Он просто делал то, что необходимо, раз он решил добраться до верха.

«Не вините МЕНЯ, если вы не достигните! Такова суровая жизнь. Просто наберитесь решимости», — сказал бы он, если кто-то из гусениц вокруг вздумал жаловаться. И вот однажды он почти у цели. Полосатый продвигался вполне успешно, но когда свет наконец-то начал просачиваться сверху, он был близок к полному истощению. На такой высоте движения почти не было. Все держались за свое положение со всей искусностью, которой научила их жизнь — карабканье. Любое малейшее движение играло решающую роль. И там не было никакого общения. Соприкасались только спинами. И все они были друг для друга словно коконы. И вот однажды Полосатый услышал от ползущего над собой:

— Никто из нас не попадет выше, если мы не избавимся от НИХ. Скоро он почувствовал ужасающее давление и тряску. Потом послышались крики и посыпались тела. А потом — тишина. И гораздо больше света и меньше тяжести над Полосатым. Полосатого охватило ужасное чувство. Тайна Столбополза начала проясняться. Теперь он знал, что произошло с теми тремя гусеницами. Он знал, что всегда происходит со Столбом. Разочарование пронзило Полосатого. Но, где-то внутри себя все еще веря, что это единственный путь наверх, он услышал тихий шепот с вершины:

— Здесь совсем ничего нет!

И ему тут же ответил другой голос:

— Тише, дурак! Иначе те, внизу, услышат тебя. Мы там, куда они все хотят попасть. Вот что здесь!

Полосатый застыл на месте. Быть так высоко и вообще никуда не добраться! Это все выглядело заманчивым только снизу. Шепот прозвучал снова:

— Смотри, вон там — еще один столб! И вон там…всюду!

Полосатым овладели усталость и злость: «Мой столб — один из тысячи. Миллионы гусениц, ползущих в никуда! Что-то здесь совсем не так… но что же тогда вообще есть?!» Его жизнь с Желтой казалась такой далекой. И она не была тем, что он искал — ну, не совсем. « Желтая! И он позволил ее образу наполнить все его существо, — ты же что-то знала, правда? Значит, тебе хватило смелости ждать? Быть может, она была права. Хотел бы я быть сейчас с ней. Я мог бы спуститься. Я буду выглядеть смешно, но это, наверное, лучше того, что происходит здесь». Но мысли полосатого были прерваны резкими движениями, сотрясавшими ту часть Столба, в которой он находился. Каждый словно предпринял последнюю попытку добраться, наконец, до верха. Но с каждым нажимом верхний слой только уплотнялся. В конце концов, одна гусеница выпалила:

— Если мы не потрудимся, все вместе, никто из нас не доберется до вершины. Давайте-ка поднажмем! Они не могут держать нас внизу вечно!

Но прежде, чем все начали действовать, раздались крики, и все пришло в движение совсем иного рода. Полосатый пробился к краю, чтобы посмотреть, что происходит. Сверкающее желтое крылатое существо свободно кружило вокруг столба. Чудесное зрелище! Как оно забралось так высоко, не ползя по столбу?

Когда Полосатый высунул голову, существо словно узнало его. Оно вытянуло ножки и попыталось вытащить Полосатого. Он спохватился, когда его чуть не вытянули из Столба. Сияющее создание отпустило его и смотрело грустно прямо ему в глаза. Этот взгляд пробудил в Полосатом такое волнение, какое тот не чувствовал с тех пор как впервые увидел Столбополз. Слова из прошлого вернулись к нему:

«…одни только бабочки»

«это и есть бабочка?» и что же имелось в виду — «вершина… они увидят…»? это все было так странно и в то же время точно так, как должно было быть. И эти глаза с взглядом, как у Желтой. А что, если?… Нет, это немыслимо! Но волнение не уходило. Он почувствовал, что становится все счастливее. Он мог как-нибудь сбежать! Его могли бы унести отсюда! Но пока эта возможность обретала форму, что-то другое росло внутри. Он не мог удрать отсюда просто так. Глядя в глаза этому созданию, он с трудом мог выдержать любовь, которую он в них видел. Он чувствовал себя недостойным. Он хотел бы измениться, чтобы наверстать все те разы, когда он отказывался глядеть в глаза другим. Он пытался сказать ей о том, что он чувствовал. Он перестал бороться. И все остальные уставились на него, как если бы он сошел с ума.

6

Он развернулся и начал спускаться по столбу. В этот раз он не сворачивался в клубок. Он вытягивался на всю длину и смотрел прямо в глаза каждой встречной гусенице. Он обмирал от разнообразия и красоты, потрясенный тем, что никогда этого прежде не замечал. Он шептал каждой из них:

«Я был наверху. Там ничего нет». Большинство не обращали внимания. Они были намерены добраться до верха. А один сказал:

— Ну да, зелен виноград… Да он просто неудачник. Готов поспорить, что он никогда не был наверху!

Но кое-кто был потрясен и даже перестал ползти, чтобы получше расслышать. И один из таких прошептал в беспокойстве:

— Не говори этого, даже если это правда. На что еще мы можем рассчитывать?

Ответ Полосатого потряс всех, включая его самого:

— Мы можем летать! Мы можем превратиться в бабочек! Там, на верхушке Столба, ничего нет, и все это не имеет смысла!

И когда он услышал самого себя, он наконец, понял, что на самом деле значило это стремление на верх, которое он ошибочно понимал как инстинкт карабкаться. На самом деле, чтобы попасть туда, можно было лететь, а не ползти. И Полосатый вглядывался в каждую гусеницу, дрожа от радости, что там, внутри, может быть бабочка. Но ответ был даже хуже, чем прежде. Он увидел страх в глазах. И никто уже не останавливался, чтобы послушать или поговорить. Эта счастливая, замечательная новость была слишком хороша, чтобы быть правдой. А если это и не было правдой? Надежда, озарявшая для него Столбополз, померкла. Все показалось запутанным и ненастоящим. Путь вниз был таким бесконечно долгим. И видение бабочки блекло. Сомнения затопили Полосатого. Столб казался ему устрашающих размеров. Он боролся почти вслепую. Ему казалось неправильным сейчас перестать верить — но и верить казалось невозможным. Один из его соседей ухмыльнулся:

— Как мог ты поверить в такую историю? Наша жизнь — это земля и ползание по ней. Посмотри на нас, червей! Мы не можем быть бабочками. Извлекай все возможное из жизни гусеницы!

«Быть может, он и прав, — вздохнул Полосатый, — у меня нет никаких доказательств. Выдумал ли я все это только потому, что мне это было настолько необходимо?»

И, страдая, он продолжил свой путь вниз, ища глаза, которые бы позволили ему еще раз прошептать:

«Я видел бабочку. В жизни есть Нечто Большее.»

И вот однажды, в конце концов, он оказался у подножья.

7

Усталый и печальный, Полосатый приполз на их старое место, где они с Желтой валялись в траве. Ее там не было, а он слишком устал, чтобы идти дальше. Он свернулся калачиком и уснул. Когда он проснулся, он снова увидел волшебное желтое существо, обмахивавшее его своими светящимися крыльями. «Это сон?» спрашивал он себя.

Но создание из сна действовало поразительно по-настоящему. Оно гладило его усиками, и, более того, глядело на него с такой любовью, что он начал верить в то, что сам говорил о бабочках. Она отошла недалеко и потом прилетала назад. Она повторила это несколько раз, как бы приглашая его следовать за собой. И он послушался.

Они пришли к ветке, с которой свисало два порванных мешочка. Существо залезало то головой, то хвостиком в один из этих мешочков. Потом подлетало и прикасалось к нему. Ее усики дрожали, и Полосатый знал, что она так разговаривает с ним. Он не мог подобрать слова. Но потом, медленно, он начал, наконец, понимать…

Откуда-то он знал, что надо делать. И он снова начал взбираться, только теперь уже на ветку. Становилось все темнее и темнее. И он боялся. Он чувствовал, что ему нужно все отпустить.

Желтая ждала.

Пока однажды…

(Здесь в книге картинка, на которой Полосатый превратился в бабочку и встретился с Желтой!) Радуга

КОНЕЦ

Трина Паулус

Если статья Вам понравилась и оказалась для вас полезной, то поделитесь ей с другими:

Хочу себе плагин с такими кнопками

Авторские права! При копировании материала ссылка на наш сайт обязательна! Прямая ссылка на эту статью http://svetvtebe.ru/2012/07/nadezhda-kazhdogo-cvetka/

Вы можете оставить отзыв, или трекбек с вашего собственного сайта.

Ответить

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.



  • Объявления

  • Объявления

  • Консультации

  • Реклама

  • -->
  • Пожертвования

  • Объявления

  • Вакансии

  • ВКонтакте

  • Счетчики

  • Яндекс.Метрика
  • ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека